Великий чеченизатор - статья Сергея Исаева - Аналитика
Воскресенье, 04.12.2016, 21:23
.VVVAY.NET - ЗОНА ВАЙНАХСКОГО ИНТЕРНЕТА
Меню сайта
Логин:
Пароль:
Инфо на 04.12.2016

Поиск по сайту

Главная » Статьи » Аналитика

Великий чеченизатор - статья Сергея Исаева

Великий чеченизатор - статья Сергея Исаева

Россия обсуждает неожиданную инициативу Рамзана Кадырова, который обратился со специальным обращением в парламент Чечни с просьбой изменить его титул «президент» на любой другой. После дагестанского разноса президента Медведева, Кадыров решил обезопасить себя. Тем более, что 17 августа прогремел дерзкий взрыв в самом центре Пятигорска – еще некогда считавшейся относительно «безопасной» столице новоявленного СКФО, а 19 августа неизвестные в масках расстреляли в Кабардино-Балкарии туристов. Понятно, что на фоне этого всплеска Кадыров не преминул напомнить Кремлю, что у него в регионе есть только один по-настоящему «железный» и проверенный союзник – он сам/

«В первый день священного месяца Рамадан я подписал распоряжение об уходе в ежегодный отпуск. Перед этим я направил в парламент Чеченской Республики официальное письмо, в котором прошу внести изменение в название высшего должностного лица ЧР. Я исхожу из того, что в едином государстве должен быть только один президент, а в субъектах первые лица могут именоваться главами республик, главами администраций, губернаторами и так далее», — говорится в письме Кадырова.

«Я готов принять любой термин, обозначающий должность главы субъекта, кроме названия «президент», — подчеркнул он.

По мнению Кадырова, давно пора прекратить «парад региональных президентов». Также чеченский президент напомнил, что «с первых же дней отказался и от идеи подписания соглашения между федеральным центром и ЧР о разграничении полномочий».

Сам Кадыров объясняет причины столь экстраординарного предложения просто. «Весной этого года мы с президентом Кабардино-Балкарии, моим другом Арсеном Каноковым в составе возглавляемой Дмитрием Медведевым делегации посетили Сирию, затем делегация совершила поездку в Турцию. На мероприятиях представляют: президент России, президент Кабардино-Балкарии, президент Чеченской Республики... Я чувствовал себя неловко. Присутствующие могли подумать: сколько у вас там президентов?» — написал Кадыров в своем ЖЖ-блоге.

Сразу после этого стали появляться самые разные предположения на тему «зачем все это нужно Кадырову?». Одни эксперты увидели в этом «руку Кремля», которая устами послушного ему чеченского президента начинает новую всероссийскую кампанию по унификации государственных титулов. Другие заподозрили в смене вывески «президент» скрытые амбиции самого Кадырова, в очередной раз решившего продемонстрировать всем свои особые отношения с федеральным центром.

А депутаты чеченского законодательного собрания вообще оказались поставленными перед трудной задачей – именно им придется найти и выбрать наиболее подходящее название для руководителя Чеченской республики до осени. Чеченский парламент ради такого дела уже вернулся из отпуска и собирается на внеочередное заседание. Среди вариантов спикер парламента Дукваха Абдурахманов уже сообщил, что в числе вариантов уже есть такие предложения, как «глава республики», «председатель правительства», а также «мехк-да» (в переводе с чеченского — отец страны, нации) и «имам Чеченской республики».

Что характерно — о поддержке инициативы Кадырова объявили сразу несколько северокавказских республик — Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия и Дагестан.

Президент Кабардино-Балкарии Арсен Каноков заявил, что Кадыров «выступил с правильной идеей». «В единой стране должен быть один президент, а мы, руководители субъектов, должны называться иначе», — сказал он, заверив, что в ближайшее время направит в республиканский парламент прошение о внесении поправок в конституцию республики с целью изменения названия высшего должностного лица.

А пресс-служба президента Карачаево-Черкесии распространила в прошлую пятницу заявление Бориса Эбзеева, в котором отмечалось, что он еще в 1993 г. настаивал на том, что Россия является федеративным, но единым государством, что подразумевает принцип «единое государство — один президент».

«Полагаю, что позиция Рамзана Ахматовича заслуживает самой решительной», — заявил президент Карачаево-Черкесии.

Президент Дагестана Магомедсалам Магомедов пошел дальше и рассказал, что, оказывается, этот вопрос возникал у глав республик Северного Кавказа и раньше.

«Мы с коллегами не раз обсуждали данную тему и приходили к солидарному мнению о необходимости внесения изменений в название высшего должностного лица субъектов Российской Федерации. В одной стране должен быть один президент, одна Государственная Дума, один Госсовет», — заявил президент Дагестана. Он отметил при этом, что пост президента появился в Дагестане лишь в 2006 году, а до этого республикой руководил председатель Госсовета.

Чутье лидеров северокавказских республик сыграло вовремя: перед их заявлениями Кадыров лично позвонил президентам Кабардино-Балкарии Канокову, Ингушетии Юнус-Беку Евкурову и Дагестана Магомедсаламу Магомедову, которые согласились сменить название своих должностей на что-нибудь поскромнее. Их можно понять: об особых связях президента Чечни с Москвой известно всем. Если Кремль действительно решил начать процесс унификации названий должностей, то лучше добровольно встать в авангард этого процесса. Тем более, за вывеской унификации кроются другие цели — например, очередная проверка Москвы глав неспокойных кавказских республик на лояльность. Но есть и гораздо более рациональные предпосылки для беспокойств местных региональных боссов. Не секрет, что в последнее время Кремль недоволен ими. На прошлой неделе президент РФ Дмитрий Медведев подверг жесткой критике руководство Дагестана, которое планомерно «валит» все проекты экономического развития региона. Только ленивый не заметил намека остальным северокавказским республикам: дела в экономике идут из рук вон плохо не только у одного Дагестана.

Конечно, внедрять амбициозные экономические проекты и думать о развитии туриндустрии в регионе, где не действует режим контртеррористической операции, но где взрывают автомобили, железную дорогу и расстреливают милиционеров почти каждый день – вопрос философский. Логику федерального центра понять очень сложно. Но в последнее время, как поговаривают злые языки, Кремль недоволен Кадыровым. Последние скандалы вокруг чеченской поножовщины в Москве и массовой драки в детском лагере «Дон» под Туапсе, устроенной чеченскими подростками, после которой чеченский омбудсмен Нурди Нухажиев неосторожно проговорился, что это ставит под угрозу проведение Олимпиады -2014 в Сочи – одного из любимых детищ Владимира Путина, чеченские власти сами поняли, что они явно перегнули палку.

Именно после этого дагестанского разноса, Кадыров решил упредить возможную немилость кремлевских богов для себя и в очередной раз выступил как самый лояльный Кремлю политик на Северном Кавказе, отведя возможную грозу подальше. Тем более, что во вторник 17 августа прогремел дерзкий взрыв в самом центре Пятигорска – еще некогда считавшейся относительно «безопасной» столице новоявленного СКФО, а в четверг 19 августа неизвестные в масках расстреляли в Кабардино-Балкарии туристов в Приэльбрусье. Тем самым бандподполье, несмотря на все спецоперации против него, продолжает расширять свою активность, причем в новых ареалах. Понятно, что на фоне этого всплеска Кадыров не преминул напомнить Кремлю, что у него в регионе есть только один по-настоящему «железный» и проверенный союзник – он сам.

С другой стороны, уже звучат разговоры о том, что волна переименований шагнет за пределы Северного Кавказа. Как заявил секретарь президиума генсовета «Единой России» Вячеслав Володин, партия предлагает внести изменения в законодательство, запретив главам вообще всех регионов называться президентами. А заодно и именовать местные парламенты государственными думами, национальными собраниями, хуралами и так далее.

А неназванный чиновник Кремля обмолвился в комментарии «Ведомостям», что пару месяцев назад администрация президента начала прорабатывать законопроект об унификации названий госорганов субъектов федерации. По его словам, речь прежде всего идет о законодательных собраниях, однако идея об унификации названий руководителей субъектов федерации также может вновь быть вынесена на рассмотрение.

«Когда несколько лет назад была начата реформа по приведению законов субъектов федерации в соответствие с Конституцией России, уже тогда возник вопрос, связанный с наименованием глав отдельных субъектов», — напомнил он.

«Однако на тот момент эта тема виделась как не первостепенная, а главное внимание уделялось приведению законодательства в соответствие», — добавил источник.

Между тем, еще 2 года назад Кремль уже начинал замену названий руководителей республик. Тогда президентами своих республик перестали быть Кирсан Илюмжинов (Калмыкия), Николай Меркушкин (Мордовия), Сергей Катанандов (Карелия), но дальше дело не пошло. Теперь же после ухода таких знаковых еще с ельцинских времен апостолов регионального сепаратизма, как Минтимера Шаймиева и Муртазы Рахимова, заявление, сделанное Кадыровым, может принять характер реальной кампании.
Напомним, что сейчас в составе России в числе 83 субъектов федерации есть 21 республика. В настоящий момент помимо Чечни президенты возглавляют Бурятию, Башкирию, Марий Эл, Татарстан, Удмуртию, Чувашию, Республику Саха (Якутия), Адыгею, Дагестан, Ингушетию, Кабардино-Балкарию, Карачаево-Черкесию и Республику Северная Осетия — Алания. Да и в остальных регионах есть существенный разброс в наименовании их глав: где-то есть губернатор, где-то – глава администрации, где-то — председатель правительства.

Впрочем, идея переименования президентского титула в качестве политического «громоотвода» могла быть позаимствована Кадыровым у самого Дмитрия Медведева, который не так давно предложил переименовать российскую милицию в полицию. И предложил как раз в самый удобный момент: когда вся Россия негодовала по поводу неадекватности действий властей на пожарах. После этого все стали обсуждать идею переименования милиции на полицию, продолжая, впрочем костерить власть – но уже на более отвлеченную тему. А пожары тем временем пошли на спад. 

Похоже, что Кадыров решил последовать путем этого классического политтехнологического приема: вместо того, чтобы решать реальные проблемы своего региона, всегда легче объявить очередную «кампанию по борьбе с воробьями» по примеру известного китайского аналога. Всегда легче спорить, насколько уместно слово «имам» в должности руководителя региона, на что сразу же набросились защитники российской конституции, чем попытаться разобраться с действительно серьезным перекосом в сфере региональной политики.

Между тем, идея Рамзана Кадырова по переименованию президентской должности влетит бюджету в копеечку и потребует от 3 до 10 миллионов рублей. И вряд ли эти деньги возьмут из местных бюджетов – учитывая сверхдотационный характер северокавказских республик. Но об изменении не вывески, а сути мало кто задумывается. Ведь на самом деле Россия не столько нуждается не в приведении той или иной титулатуры или региональных законодательств в «соответствие с Конституцией», а в изменении самой системы административно-территориального деления РФ, доставшейся ей в наследство от СССР и сохранившейся почти в неизменном виде до сих пор. В эту систему изначально заложена опасность сепаратизма, так как многие субъекты федерации образованы как административно-национальные, а не административно-территориальные единицы. СССР создал такие образования, которые никогда не существовали в истории (как, например, Казахстан), а РФ переняла от него эту болезнь. Поэтому в РФ существуют такие микроскопические образования с административно-территориальной и экономической точки зрения, как Ингушетия или Адыгея, чей размер иногда не превышает размер некоторых районов Московской области, но которые носят гордое имя «республика» и получают значительные преференции от центра как большие регионы. И получают их часто именно как откуп за лояльность своего ничем не оправданного национально-территориального статуса на уровне отдельной республики в составе общего государства.

Похожими вопросами задался в своей колонке в «Известиях» Дмитрий Соколов-Митрич. По сути, он предлагает упразднить не только национально-административные окраины, но и национальную топонимику, и чуть ли не национальную самобытность не только «гордых народов», но и всех народов России вообще.

В частности, Соколов-Митрич пишет:
«Да, никаких башкортостанов, саха-якутий, ингушетий и адыгей. Никаких республик с титульной национальностью, даже если национальный признак — лишь топонимический элемент, а тем более если он — реальная сила. Уфимская область, Ленский край, Терский округ — так должны называться территории, на которых живут люди, а не этнические кланы. Альтернатива этому пути — дальнейшая деградация этих регионов: от социальных проблем к экономическим, от экономических к политическим, от политических — к геополитическим».

В общем-то этот путь достаточно известен – по нему пошли такие страны, как, например, США и Франция. К каким проблемам они пришли благодаря этому движению, Соколов-Митрич, как истинный либерал, не видит. Он не понимает, что тотальная денационализация меньше всего приводит к тому, что то или иное нацменьшинство инкультурируется и ассимилируется в «просто граждан». Скорей наоборот – идентичность нацменьшинств и диаспор начинает проявляться еще острее. Спросите: отказались ли бретонцы от своей идентичности? А Квебек? Или даже Техас? В конце концов, это палка о двух концах: денационализированное сверхсекулярное государство не только заставляет снимать с других людей неприятные вам хиджабы, но и срывает кресты с шеи ваших детей в образовательных учреждениях, что вам вряд ли понравится.

Однако известный колумнист по-прежнему движим идеей «американского рая» и свято верит в то, что именно «национальные особенности» — главный тормоз всего и вся:
«Если бы сейчас передо мной была волшебная кнопка, на которую можно нажать — и наша страна мгновенно стала бы чем-то вроде Соединенных Штатов России, я бы ее нажал без всяких колебаний. Я очень хочу жить в таком государстве, где любой человек может поселиться, где ему захочется, не задумываясь о своем происхождении. Мне — и не только мне — до смерти надоела вся эта хваленая специфика того или иного гордого народа, я в гробу видал постоянные скидки на особый менталитет, включая русский. Реальные инвестиции никогда не придут туда, где правят бал «национальные особенности», а деньги — они не врут».

Но давайте спросим себя: разве в России равны «национальные особенности» в реальном политическом эквиваленте, скажем, русских и чеченцев? Или русских и татар? А ингушей и ненцев? Равны ли реальные национальные права чеченцев и всех остальных? А деньги – они в России действительно не врут. Поэтому они охотно выделяются федеральным центром на все мыслимые и не мыслимые проекты в той же Чечне, превышая по размеру любые, даже самые фантастические инвестиции. Потому что поддержка преступных местечковых кланов – это единственная национальная политика в сегодняшней РФ. И поэтому, как не назови Кадырова – главой республики или «имамом», по своей сути он останется всегда Великим Чеченизатором — банальным кавказским царьком, требующим от Кремля все новых и новых уступок в обмен на формальную лояльность, руководствуясь не федеральными интересами, а «волей чеченского народа» и только ей. И вряд ли эта «воля» добровольно уступит центру свои права.


Источник: http://russianews.ru/policy/33741/
Категория: Аналитика | Добавил: Лоамаро (20.08.2010) | Автор: Сергей Исаев
Просмотров: 1016 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вайнахский чат
Категории раздела
Вайнахские народы
Интервью
Вайнахские диаспоры
Разное
Аналитика
Персоны
Наш опрос
О возможности интеграции вайнахских народов и республик и предпочтительных ее формах
Всего ответов: 190
Сейчас с нами
Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
VVVAY.NET © 2016
О проекте
Обратная связь