Тишков В.А. - Осетино-ингушский конфликт \ Часть четвертая - Аналитика
Воскресенье, 04.12.2016, 21:19
.VVVAY.NET - ЗОНА ВАЙНАХСКОГО ИНТЕРНЕТА
Меню сайта
Логин:
Пароль:
Инфо на 04.12.2016

Поиск по сайту

Главная » Статьи » Аналитика

Тишков В.А. - Осетино-ингушский конфликт \ Часть четвертая

СТАДИЯ НАСИЛИЯ

Хроника эскалации насилия в осетино-ингушском конфликте достаточно хорошо известна. 20 октября в селе Шолки Пригородного района бронетранспортером ОМОНа МВД СОССР была задавлена школьница-ингушка, что вызвало возмущение жителей поселка. В ночь на 21 октября в поселке Южный Пригородного района работник МВД Северной Осетии застрелил двух ингушей. В тот же день произошло столкновение между жителями поселка Южный и сотрудниками служб МВД СОССР, в ходе которого с обеих сторон было убито и ранено еще 7 человек. И водителю, и милиционеру даже не было предъявлено каких-либо обвинений. Зато убитых милиционеров хоронили с почестями в присутствии А.Г.Галазова и членов правительства.
24 октября в поселке Южный состоялся митинг ингушского населения, на котором параллельно с существующими органами была избрана временная администрация района. В тот же день в Назрани на объединенной сессии трех райсоветов было решено блокировать въезды и выезды в ингушских селах Пригородного района, собрать добровольцев в отряды самообороны и подчинить их штабу в составе руководителей райисполкомов. Как отметила И.Дементьева, "безоглядные эмоции, а может быть, и честолюбие некоторых авторитетных ингушских деятелей толкали их в умело поставленную западню"29. В последующие до 30 октября дни в населенных пунктах компактного проживания ингушей проходили локальные стычки, перешедшие 31 октября в массовые вооруженные столкновения в поселках Пригородного района.
С ингушской стороны участниками боевых действий выступили группы вооруженной стрелковым оружием молодежи, и не имеется каких-либо данных, что эти выступления организовывались из единого центра и при направляющей роли обученных командиров. Это было действительно выступление, скорее спровоцированное, а не заранее подготовленное. "Утром 30 октября ингушские парни, вооруженные автоматами и ручными гранатами, пошли на сближение с осетинскими бронетранспортерами. Путь им преградили уже огнем российские бронетранспортеры. При этом два ингуша было убито и 4 ранены. В завязавшейся схватке ингуши захватили 9 бронетранспортеров, разоружив их команды, и заняли осетинские посты, с которых ежедневно совершались обстрелы ингушских населенных пунктов" (из выступления Б.Богатырева на заседании Верховного Совета РФ 6 ноября 1992 г.).
31 октября во Владикавказ прибыл заместитель Председателя Правительства Российской Федерации Георгий Хижа, Председатель Государственного комитета по чрезвычайным ситуациям РФ Сергей Шойгу и его заместитель генерал Филатов, командующий внутренних войск МВД РФ генерал Саввин. Из Москвы Георгий Хижа летел вместе с Председателем Совмина Северной Осетии Сергеем Хетагуровым, а по прибытии все разместились в правительственной резиденции. Естественно, что представителям центральных властей была доложена однозначная версия, что ингушская сторона совершила заранее спланированную агрессию против Северной Осетии с целью отторжения Пригородного района. В столице республики уже была крайне накаленная обстановка. Собравшиеся на площади перед зданием Верховного Совета жители, главным образом осетинская молодежь, требовали раздать им оружие, а по местному телевидению постоянно транслировалось обращение Галазова об "ингушской агрессии". Сергей Хетагуров потребовал от представителей российского правительства раздачи населению не менее 15 тыс. автоматов и боеприпасов. В противном случае он не гарантировал от захвата населением вооружения подразделений российской армии, расположенных в г. Владикавказе. С целью оказания воздействия на армию осетинами были захвачены в заложники жена и дочь начальника штаба армейского корпуса генерала Скобелева.
Возможно, это была роковая ошибка Георгия Хижи - дать разрешение на раздачу гражданскому населению 642 единиц стрелкового оружия: автоматов, пулеметов, гранатометов и боеприпасов к ним, чем фактически было санкционировано осуществление варварских убийств и поджогов. По некоторым данным, он принял это решение по согласованию с Е.Т.Гайдаром и П.С.Грачевым. Вместе со стрелковым оружием и боеприпасами к нему северо-осетинской стороне была передана бронетехника: в распоряжение МВД, СО было выделено 57 тяжелых танков Т-72. С этого момента Центр однозначно солидаризировался с одной из конфликтующих сторон и фактически дал санкцию и обеспечил материальные условия для вооруженных действий и массового насилия в отношении гражданского населения ингушской национальности. Именно в этот критический момент проявился фатальный порок посткоммунистической политики и унаследованного ею советского менталитета вождизма, суть которых в пренебрежении властями своей главной миссии - обеспечения безопасности и гарантий жизни управляемых ими граждан.
Чувство безнаказанности, к сожалению, вселило и публичное президентское обращение: "Ваши действия защищены и гарантируются законом и подтверждаются народом... Честь и достоинство России, ее безопасность и территориальная целостность должны быть обеспечены". Итак, задача власти и армии во внутреннем конфликте понимается не как обеспечение безопасности граждан, а как безопасности России! "Но если предположить, что президент имел в виду не войну с гражданским населением, а боевые действия против армии другого государства, тогда все становится на свои места. Единственной армией, не подчинявшейся Верховному Главнокомандующему Б.Н.Ельцину на Северном Кавказе, была чеченская армия", - пишет И.Дементьева. Видимо, все-таки этот сценарий был в планах кремлевских политиков. Ничем другим невозможно объяснить столь неадекватную реакцию и столь вызывающую линию на поддержку Владикавказа в его замысле осуществить этническую чистку. "Ведь не может этот пафос (это о "чести и достоинстве", "безопасности и территориальной целости" России - В.Т.) относиться к конфликту между жителями двух маленьких росссийских республик"30.
Достоверно известно, что в самый канун конфликта состоялось заседание Совета безопасности Российской Федерации, после которого секретарь Совета Ю.Скоков разослал на телевидение и в газеты выписку из секретного решения, которая фактически вводила цензуру в СМИ на освещение конфликта и в которой конфликт прямо связывался с Чечней. Средствам массовой информации России предписывалось не допускать "сообщений, провоцирующих эскалацию вооруженного конфликта прежде всего со стороны руководства Чечни как незаконно появившегося образования на территории Чечено-Ингушской ССР". Г.Хижа как председатель межведомственной комиссии по проблемам безопасности на Северном Кавказе на этом заседании, которое обычно ведет сам президент, не мог не присутствовать. Этим объясняются его заявления после прибытия во Владикавказ, что вопрос с Чечней "должен найти какое-то решение", "он должен быть разрешен".
Переброшенные в район столкновений крупные воинские подразделения на первом этапе открытого конфликта бездействовали и не осуществили свою главную миссию - разъединение конфликтующих сторон, а перекрыли границу между Ингушетией и Северной Осетией. Более того, был совершен малопонятный марш Псковской воздушно-десантной дивизии с тяжелыми танками Т-72 и другой бронетехникой по территории Ингушетии в сторону Чечни. Он был остановлен после введения Дудаевым чрезвычайного положения в Чечне. 11 ноября и.о. премьера правительства России Егор Гайдар прибыл в район конфликта и подписал с представителями Ингушетии и Чечни соглашение об отводе войск. Остаются неясными и цели визитов в район конфликта накануне масштабных перемещений военных сил трех "силовых" министров - Грачева, Баранникова и Ерина. Если все-таки версия о намерении Москвы решить в условиях конфликта проблему мятежной Чечни остается вполне вероятной, тогда многое в трактовке и оценке осетино-ингушского конфликта должно выглядеть по-иному, как и в целом природы и механизмов осуществления постсоветской российской политики. В этой же связи требует более углубленного анализа вопрос о мотивах и морали участников политического процесса, в котором присутствуют два плана - декларативный и секретно-инструктивный.
Я все больше склоняюсь к мнению, что финальная трагическая стадия конфликта оказалась возможной в условиях, когда высшее руководство России разменяло индульгенцию на этническую чистку на возможность использовать ситуацию для решения проблемы восстановления власти над Чечней. Предотвращение жертв и разрушений и разъединение конфликтующих сторон не было главным мотивом действий представителей Центра. Георгий Хижа откровенно призывал генералов избавляться от "тбилисского синдрома" и не скрывал своей проосетинской позиции. Прибывшей Псковской воздушно-десантной дивизии было более чем достаточно, чтобы пресечь межгражданское насилие и разъединить ингушей и осетин. Вместо этого Пригородный район попал под полный контроль осетинских формирований, в том числе отрядов из Южной Осетии. В целом, фактор сложившихся тесных контактов российских военных с руководством Северной и Южной Осетии в период деятельности многостороннего контингента в зоне грузино-югоосетинского конфликта сыграл негативную роль при урегулировании ситуации в Пригородном районе. Вместо защиты гражданского населения от насилия в рамках единого государства и даже одной республики, военные последовали целиком за версией местной верхушки. Сергей Хетагуров в выступлении по северо-осетинскому ТВ достаточно откровенно поделился информацией, что "у нас здесь сейчас командиры, с которыми мы работали в Южной Осетии, и сейчас закончилось заседание штаба, на котором принят план действий и мы совместно очистим территорию Северной Осетии от агрессора."
Именно генерал Филатов, заместитель председателя ГКЧС РФ, заявил по прибытии во Владикавказ по местному телевидению: "Россия не забыла верных сынов-осетин, которые верой и правдой служили ей долгие годы. И уже сегодня воздушные десантники во взаимодействии с внутренними войсками России, министерства внутренних дел Северной Осетии начнут боевые действия... С каждым часом это давление на агрессора будет нарастать". Как свидетельствует И.Дементьева, Филатов простодушно объяснил, что в основном "придерживался того текста, который мне написал Галазов"31. Представители российских властей не смогли, а скорее всего, и не хотели наладить срочные переговоры в этой сложной обстановке и принять решительные меры по защите гражданского населения. 2 ноября была осуществлена акция под прикрытием регулярных войск против ингушских поселков, которые защищали местные жители. В течение нескольких дней происходили убийства, захват заложников, поджоги и разграбление домов, изгнание ингушей с территории района и из Владикавказа. Введенное Указом Президента 2 ноября чрезвычайное положение на территории Северной Осетии и Ингушетии фактически никак не ограничило деятельность северо-осетинских властей, и итогом стало изгнание с территории республики большинства граждан ингушской национальности.
По данным объединенной следственно-оперативной группы, в результате конфликта пострадало более 8 тыс. человек, в том числе 583 погибло (407 - ингушей, 105 - осетин, 17 - военнослужащих), ранено более 650 человек. Уничтожено либо повреждено около 3 тысяч жилых домов, в основном, в Пригородном районе. Примерный материальный ущерб составил свыше 50 млрд. рублей. Обе стороны в конфликте применяли жестокие формы обращения с противником: захват и убийства заложников, изнасилование женщин, разграбление имущества, поджоги и взрывы домов. В декабре 1992 г. в разговоре со мною Сергей Хетагуров сообщил подробности, как осетины "освоили" простой метод уничтожения жилых домов: "Открывается газовое отопление, простреливается труба и поджигается, и... дома нет".
Исключительно жестокие формы этнического насилия, которые проявились в данном и в других конфликтах на территории бывшего СССР, требуют особого анализа и объяснения. Если при рассмотрении Ошского конфликта мы обращали основное внимание на элементы социальной паранойи и поведения слабо модернизированной сельской молодежи, то в осетино-ингушском конфликте насилие организовывалось и исполнялось при активном участии элитных слоев и организованных структур. Чем объяснить отсутствие иммунитета от насилия у представителей правящей элиты самого высокого ранга? Особенно, если насилие совершается на этнической основе в защиту "собственного" народа. В какой-то мере это можно трактовать как наивысшую форму демонстрации лояльности своей группе, к которой могут прибегать лидеры, чья принадлежность может подвергаться сомнению. Случай с Хетагуровым, проявившем особо жесткую линию поведения, может быть объяснен как некая компенсация его недостаточной "осетинскости" (слабое знание языка, брак с неосетинкой, длительное проживание в Москве и не "чисто осетинское" происхождение, хотя и связанное со знаменитым родом Косты Хетагурова).
Такая демонстрация есть необходимый элемент признания лидера членами группы "своим", т. е. своего рода вариант криминальный солидарности. "Полукровки" в конфликтах очень часто демонстрируют наиболее высокую степень вовлеченности и энтузиазма, ибо этнически расколотое общество не терпит незаангажированных маргиналов. Доказав свою лояльность группе, лидер может претендовать на самые высокие места в иерархии власти. По крайней мере, для Сергея Хетагурова оказалось возможным вполне успешно участвовать в выборах первого президента Северной Осетии в январе 1994 г., составив серьезную конкуренцию Ахсарбеку Галазову.
Важным обстоятельством массово-психологической подготовки к совершению актов коллективного насилия стала длительная обстановка полувоенного положения в республике, милитаризация населения и масштабная антиингушская пропаганда, создавшая образ врага из части населения республики, которое фактически оказалось в роли заложников всевластия местных властей. Насилие против ингушей стало своего рода средством утверждения "геройства" осетин, их групповой консолидации и "гордости" после жестоких потрясений в связи с пережитым аналогичным насилием по отношению к членам своей группы со стороны грузин в Южной Осетии.

УРОКИ КОНФЛИКТА В СЕВЕРНОЙ ОСЕТИИ

Хотя война в Чечне затмила события в республике Северная Осетия, первый насильственный конфликт на территории современной России остается неразрешенной гуманитарной и политической проблемой. Политики и эксперты должны осмыслить уроки осетино-ингушского конфликта и не терять воли к его урегулированию. Ряд оценок и предложений мне кажутся наиболее важными. Это был этнический конфликт в его наиболее выраженной форме, ибо обе конфликтующие стороны были мобилизованы по принципу этнической принадлежности, а насилие носило четко избирательный характер - осетины убивали ингушей, ингуши - осетин. Активное участие в конфликте российских вооруженных сил, как и в целом федеральных и республиканских властей, не меняет этой оценки.
Республиканские власти полностью встали на позиции "национальных интересов осетин" и предпочли кровную солидарность с гражданами другого государства защите интересов и безопасности жителей республики, которые составляли этническое меньшинство. Более того, они и выступили организаторами силовой акции изгнания части граждан с территории их проживания вместо настойчивых усилий по улучшению правления и нейтрализации провоцирующей деятельности ингушских радикал-националистов среди жителей Пригородного района. Вместо позитивных мер по вовлечению ингушей в общественно-политическую жизнь республики, усилению их лояльности и социально-культурной удовлетворенности, был избран путь отторжения и даже третирования тех, кто еще на памяти живущих поколений испытал травму депортации и легко стал жертвой безответственных агитаторов "своей" государственности и "справедливых" границ.
Федеральные власти не оказали своевременной помощи в виде конструктивной программы умиротворения и не смогли обеспечить правовой порядок в зоне межэтнической напряженности. В момент эскалации конфликта Центр разделил примитивную версию об "ингушской агрессии", и вместо разъединения сторон и пресечения межобщинного насилия его представители необдуманно раздали автоматическое и другое оружие гражданским осетинам, а мощью российской армии, проутюжившей ингушские поселки Северной Осетии, а также часть территории Ингушетии, еще более рискованно решили достать бронетехникой и до Чечни. И тем не менее конфликт относится к категории этнических, хотя из этого совсем не следует вывод, что между двумя народами существует врожденная нетерпимость друг к другу и их совместное проживание в рамках одной республики или добрососедство невозможны.
Конфликт выявил существование в ряде регионов России своего рода гремучей смеси из одурманенных этническим национализмом представителей интеллигенции и политиков и плохо обустроенной части молодых мужчин, готовых под флагом "интересов нации" или "государственного суверенитета" выйти из гражданского повиновения и самим повоевать с "врагами" с прицелом прибрать к рукам чужие земельные участки, дома или квартиры. Если бы власть не допустила "калашниковский ряд" на рынке в Назрани и неконституционные военизированные формирования в Северной Осетии, насилие такого масштаба было бы невозможно, несмотря на паранойю тогдашних ингушских "национальных лидеров" поменять флаги и начальников в Пригородном районе и несмотря на насаждавшуюся в Северной Осетии нетерпимость к ингушам.
Две конфликтных ситуации в Южной Осетии и в Чечне сдетонировали вооруженное столкновение в Пригородном районе. Чеченская "национальная революция" оставила три неполных и бедных района бывшей ЧИАССР для того, чтобы, по словам Дудаева, "ингуши прошли свой путь страданий и борьбы за свою государственность", что подтолкнуло последних к территориальному авантюризму, особенно после образования отдельной Ингушской республики летом 1992 г. В свою очередь, юго-осетинские мигранты и воины, по словам одного из их идеологов, Алана Чочиева, получили шанс "впервые в истории выступить вместе с Северной Осетией единым фронтом в борьбе против внешней агрессии", что окончательно разрушило хотя и сложное, но все-таки мирное сосуществование двух этнических общин в Северной Осетии.
Что следует делать после трагических событий? Во-первых, и прежде всего - позволить и помочь изгнанным ингушам вернуться в свои родные места, в том числе и во владикавказские квартиры, примириться со своими бывшими соседями и сослуживцами и стать полноправными и лояльными гражданами Северной Осетии. Это самое трудное, но и самое необходимое. Иначе память о родине и достаточно благополучной жизни будет питать многие десятилетия ненависть среди изгнанных и обездоленных. Никакие внутренние границы между двумя республиками не дают гарантии умиротворения.
Руководство Северной Осетии и общественность должны пойти на этот шаг и только тогда могут с полным основанием выступать с миротворческими инициативами общерегионального масштаба. Бывшие жители Пригородного района и Владикавказа никакой опасности миру в республике не представляют. Включенные в хозяйственную деятельность и в общественную жизнь, в том числе в местное и республиканское управление, они принесут только пользу, в том числе и экономическую, в чем Северная Осетия нуждается больше всего. Достаточно мощный пропагандистский аппарат, авторитет руководства и сильная интеллигенция, поменяв установки в отношении ингушей, могут преодолеть насаждавшийся стереотип о несовместимости, в том числе и на массовом уровне. Если нельзя вернуть занятые квартиры, можно пойти по пути компенсаций и помощи в обустройстве. Северо-осетинская интеллигенция, в свое время поддавшаяся безоглядному национализму, не сможет жить с этой виной и должна стать инициатором умиротворения и налаживания диалога.
Соседняя Ингушетия, несмотря на разрушительное воздействие войны в Чечне, кажется, сумела доказать свою состоятельность как республика и в пределах нынешних границ. Освобожденной от бремени хотя бы части беженцев из Северной Осетии, этой республике есть чем заняться по налаживанию основ экономики и социальной жизни.
В рамках одного государства территориальный вопрос в нынешней ситуации должен быть снят, а будущие поколения политиков решат его так, как сочтут нужным договориться. Возвращение беженцев позволит наладить нормальные отношения между двумя республиками, в том числе и гуманитарные связи между двумя общинами ингушей, которых разделяет достаточно условная граница. При нормальной экономической и политической ситуации рядовым гражданам не так важно, какой флаг развевается над местной администрацией, а важно, что им принадлежат дома и земельные участки, и есть условия для сохранения собственной культурной традиции. При ответственном и грамотном управлении это могут обеспечить ингушам не только Ингушетия, но и Северная Осетия.
Конфликт нужно освободить от дорогостоящей и фактически несостоятельной федеральной администрации в этой зоне, заменив ее на межреспубликанскую общественно-политическую структуру, которую могли бы возглавить президенты Северной Осетии и Ингушетии. Федеральная власть и страна в целом и так платят высокую цену мощным дотированием обоих субъектов федерации из средств российских налогоплательщиков, чтобы потребовать скорейшего примирения и устранения наиболее взрывоопасных последствий конфликта. По этой же причине, а не только в силу общей ответственности, федеральная и республиканские власти должны также решительно карать тех, кто снова попытается прибегнуть к насилию. Россия больше не может позволить появление новых полей сражений, даже если это межпоселковые или молодежные групповые разборки.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 К крупномасштабным я отношу конфликты, охватывающие территории за пределами единичных населенных пунктов, вовлекшие организованные или полуорганизованные военизированные формирования и имеющие своими последствиями многочисленные жертвы, массовые перемещения людей и крупные материальные разрушения. К таковым на территории бывшего Советского Союза могут быть отнесены конфликты в Нагорном Карабахе, Приднестровье, Южной Осетии, Абхазии и, возможно, Ошский конфликт в Киргизии, хотя последний скорее подходит под категорию "этнических бунтов" (riots).
2 См., например: Barton John W. Resolving Deep-Rooted Conflict. A Handbook. Lanham, University Press of America. 1987.
3 К сожалению, спустя более года после событий в Пригородном районе в научной литературе этот конфликт так и не был еще проанализирован. Среди журналистских работ имеется большое число репортажей, среди которых можно отметить как образец глубокого анализа очерк Ирины Дементьевой в газете "Известия" (?14-18, 25-29 января 1994 г.).
4 Manning Nash. The Cauldron of Ethnicity in the Modern World. Chigago, 1990.,P. 127.
5 Дискуссию о возможности применения теории логики коллективного поведения применительно к проблемам советских национальностей см: Journal of Soviet Nationalities, Summer 1990. Vol. 1. N. 2.
6 См. пропагандистскую брошюру ингушских авторов Муталиева Т.Х., Фаргиева Х.А., Плиева А.А. Тернистый путь народа. М., 1992. С. 51.
7 Там же. С. 55.
8 Независимая газета, 5 января 1993 г.
9 См., например: Некрич А. Наказанные народы. Нью-Йорк, 1978; Авторханов А. Империя Кремля. Минск-Москва, 1991; Так это было: Национальные репрессии в СССР 1919-1952 годы. В 3-х томах. Ред.-сост. С.Алиева. М., 1993.
10 См.: Inventing Tradition and Shri-Lanka.
11 См.: Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII - начале XX века. М., 1974.
12 Известия, 26 января 1921 г.
13 ЦГАОР, ф. 5677, оп. 4, д. 360, л. 22.
14 Губогло М.Н. Развитие этнодемографической ситуации в столицах автономных республик в 1959-1989 гг. (по материалам переписей населения СССР). Исследования по прикладной и неотложной этнологии. Документ ?33. Москва: Институт этнологии и антропологии Российской Академии наук. 1992.
15 Архив автора.
16 См.: Волкова Н.Г. Указ. Соч.
17 Тернистый путь народа. С. 13.
18 Архив автора.
19 Хамчиев Султан. Куда несет нас рок событий? // Единство, сентябрь 1992, ?7.
20 Архив автора.
21 Там же.
22 Там же.
23 Там же.
24 Там же.
25 Там же.
26 Известия, 25 января 1994 г.
27 Генерал А.И.Деникин. Очерки русской смуты. Том 4 // Вопросы истории, 1993, ? 11-12. С. 105.
28 Известия, 25 января 1994 г.
29 Там же.
30 Там же.
31 Там же.
Автор: Тишков В. А., доктор исторических наук, директор Института этнологии и антропологии РАН.
Категория: Аналитика | Добавил: Лоамаро (01.01.2011)
Просмотров: 2493 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вайнахский чат
Категории раздела
Вайнахские народы
Интервью
Вайнахские диаспоры
Разное
Аналитика
Персоны
Наш опрос
О возможности интеграции вайнахских народов и республик и предпочтительных ее формах
Всего ответов: 190
Сейчас с нами
Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
VVVAY.NET © 2016
О проекте
Обратная связь